Четверг, 16.08.2018, 11:33
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Романовы - 3 века Российской истории 1613 - 1917 гг.

Семья Николая 2

Прожив полную потрясений жизнь, Николай II и его жена Александра Фёдоровна сохранили до конца любовно-восторженное отношение друг к другу. Их медовый месяц длился более 23 лет. О глубине этого чувства мало кто догадывался в то время. Лишь в середине 20-х гг., когда в России было опубликовано три объемистых тома переписки царя и царицы (около 700 писем), открылась поразительная история их безграничной и всепоглощающей любви друг к другу. Через 20 лет после свадьбы Николай записал в своем дневнике: "Не верится, что сегодня двадцатилетие нашей свадьбы. Редким семейным счастьем Господь благословил нас; лишь бы суметь в течение оставшейся жизни оказаться достойным столь великой Его милости".

В царской семье родились пять детей: великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и цесаревич Алексей. Дочери рождались одна за другой.  

В надежде на появление наследника императорская четы стала увлекаться религией, явилась инициатором канонизации Серафима Саровского. Набожность дополнил интерес к спиритизму и оккультизму. При дворе начали появляться различные прорицатели и юродивые. Наконец, в июле 1904 родился сын Алексей.
Но родительская радость оказалась омрачена - у ребенка обнаружили неизлечимую наследственную болезнь гемофилию. 

Пьер Жильяр, педагог царских дочерей, вспоминал: "То, что было самого лучшего у этих четырех сестер - это их простота, естественность, искренность и безотчетная доброта". Характерна и запись в дневнике священника Афанасия Беляева, которому в пасхальные дни 1917 г. довелось исповедовать арестованных членов царской семьи. "Дай Бог, чтобы и все дети были нравственно так высоки, как дети бывшего паря. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи, страстной и греховной, меня привело в изумление", - писал он.

В семье императора царила атмосфера согласия, любви и покоя. Здесь Николай всегда отдыхал душой и черпал силы для исполнения своих обязанностей. 8 апреля 1915 г., накануне очередной годовщины помолвки, Александра Федоровна написала мужу: "Дорогой, сколько мы пережили тяжелых испытаний за все эти годы, но в нашем родном гнездышке всегда было тепле и солнечно".

Наследник престола цесаревич Алексей

"Незабвенный великий для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 12 дня у Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем." Так записал в своем дневнике император Николай II 30 июля 1904 г.

 

Алексей был пятым ребенком Николая II и Александры Федоровны. Его появления на свет ждала долгие годы не только семья Романовых, но и вся Россия, потому что значение этого мальчика для страны было огромным. Алексей стал первым (и единственным) сыном императора, а значит - Наследником Цесаревичем, как официально назывался наследник престола в России. Появление его на свет определило, кому в случае смерти Николая II пришлось бы возглавить огромную державу. После вступления Николая на престол наследником был объявлен великий князь Георгий Александрович, брат царя. Когда же Георгий Александрович в 1899 г. умер от туберкулеза, наследником стал младший брат царя - Михаил. И вот теперь, после рождения Алексея, стало ясным, что прямая линия наследования российского престола не пресечется.


Жизнь этого мальчика с рождения была подчинена одному - будущему царствованию. Даже имя наследнику родители дали со значением - в память кумира Николая II, "тишайшего" царя Алексея Михайловича. Сразу после рождения маленький Алексей был внесен в списки двенадцати гвардейских воинских частей. К моменту своего совершеннолетия наследник должен был иметь уже достаточно высокий воинский чин и числиться командиром одного из батальонов какого-либо гвардейского полка - в соответствии с традицией российский император обязательно должен был быть военным. Новорожденному полагались и все другие великокняжеские привилегии: собственные земли, дельный штат обслуживающих лиц, денежное содержание и т.д.

 

Поначалу ничто не предвещало для Алексея и его родителей неприятностей. Но однажды уже трехлетний Алексей на прогулке упал и сильно ушиб ногу. Обычный синяк, на который многие дети не обращают внимания, разросся до угрожающих размеров, у наследника резко выросла температура. Вердикт врачей, осмотревших мальчика был страшным: Алексей был болен тяжелейшей болезнью - гемофилией. Гемофилия, болезнь, при которой отсутствует свертываемость крови, грозила наследнику российского престола тяжелыми последствиями. Теперь каждый ушиб или порез мог стать для ребенка роковым. Более того, было прекрасно известно, что продолжительность жизни больных гемофилией - крайне мала.


Отныне весь распорядок жизни наследника был подчинен одной главной цели - оградить его от малейшей опасности. Живой и подвижный мальчик, Алексей теперь был вынужден забыть об активных играх. С ним на прогулках неотлучно находился приставленный "дядька" - матрос Деревенко с императорской яхты "Штандарт". И тем не менее, новых приступов болезни избежать не удалось. Один из самых тяжелых приступов болезни случился осенью 1912 г. Во время прогулки на лодке Алексей, желая выскочить на берег, случайно ударился о борт. Через несколько дней он уже не смог ходить: приставленный к нему матрос носил его на руках. Кровоизлияние превратилось в огромную опухоль, захватившую половину ноги мальчика. Резко поднялась температура, доходившая в отдельные дни почти до 40 градусов. К больному срочно были вызваны крупнейшие российские медики того времени, - профессора Раухфус и Федоров. Однако и они не смогли добиться радикального улучшения здоровья ребенка. Положение было настолько угрожающим, что было решено начать публикацию в прессе официальных бюллетеней о здоровье наследника. Тяжелая болезнь Алексея продолжалась в течение осени и зимы, и только к лету 1913 г. он вновь смог самостоятельно ходить.

Своим тяжелым недугом Алексей был обязан матери. Гемофилия - наследственное заболевание, которым страдают только мужчины, но передается оно по женской линии. Александра Федоровна унаследовала тяжкую болезнь от своей бабки - королевы английской Виктории, широкое родство которой привело к тому, что в Европе начала XX века гемофилию стали называть болезнью королей. Тяжким недугом страдали многие из потомков знаменитой английской королевы. Так, от гемофилии умер родной брат Александры Федоровны.

Теперь же болезнь поразила и единственного наследника российского престола. Однако, несмотря на тяжелое заболевание, Алексея готовили к тому, что ему придется однажды вступить на российский престол. Как и все его ближайшие родственники, мальчик получал домашнее образование. К нему в учителя был приглашен швейцарец Пьер Жильяр, обучавший мальчика языкам. Готовились преподавать наследнику известнейшие русские ученые того времени. Но помешали Алексею нормально учиться болезнь и война. С началом боевых действий мальчик часто вместе с отцом посещал армию, а после того, как Николай II принял верховное командование, нередко находился вместе с ним в Ставке. Февральская революция застала Алексея вместе с матерью и сестрами в Царском Селе. Вместе со своей семьей он был арестован, вместе с ней он был отправлен на восток страны. Вместе со всеми своими родными он был убит большевиками в Екатеринбурге.

Гибель царской семьи

Пришедшее к власти Временное правительство арестовало царя и его семью 7 (20) марта 1917 г. Арест послужил сигналом для бегства министра двора В.Б. Фредерикса, дворцового коменданта В.Н. Воейкова, некоторых других придворных. "Эти люди были первыми, в тяжелую минуту бросившими царя. Вот как государь не умел выбирать близких", - писал позднее М.В. Родзянко. Добровольно разделить заключение согласились В.А. Долгоруков, П.К. Бенкендорф, фрейлины С.К. Буксгевден и А.В. Гендрикова, врачи Е.С. Боткин и В.Н. Деревенько, преподаватели П. Жильяр и С. Гиббс. Большинство из них разделили трагическую судьбу царской семьи.

Депутаты городских Советов Москвы и Петрограда требовали суда над бывшим императором. Глава Временного правительства А. Ф. Керенский отвечал на это: "До сих пор русская революция протекала бескровно, и я не позволю омрачить ее... Царь с семьёй будет отправлен за границу, в Англию". Однако Англия отказалась принять семью низложенного императора до окончания войны. Пять месяцев Николай и его близкие содержалась под строгим надзором в одном из дворцов в Царском Селе. Здесь 21 марта произошла встреча бывшего государя и Керенского. "Обезоруживающе обаятельный человек", - писал впоследствии лидер Февральской революции. После свидания он с удивлением сказал сопровождавшим его лицам: "А ведь Николай II далеко не глуп вопреки тому, что мы о нем думали". Через много лет в своих воспоминаниях Керенский писал о Николае: "Уход в частную жизнь не принес ему ничего, кроме облегчения. Старая госпожа Нарышкина передала мне его слова: "Как хорошо, что не нужно больше присутствовать на этих утомительных приемах и подписывать эти бесконечные документы. Я буду читать, гулять и проводить время с детьми".

Однако бывший император был слишком политически значимой фигурой, чтобы ему могли разрешить спокойно "читать, гулять и проводить время с детьми". Вскоре царскую семью отправили под охраной в сибирский город Тобольск. А.Ф. Керенский оправдывался позднее, что оттуда семью рассчитывали переправить в США. К изменению места пребывания Николай отнесся равнодушно. Царь много читал, участвовал в постановках любительских спектаклей, занимался образованием детей.

Узнав об октябрьском перевороте, Николай записал в своем дневнике: "Тошно читать описание в газетах того, что произошло в Петрограде и Москве! Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени!". Особенно болезненно Николай отреагировал на сообщение о перемирии, а затем о мире с Германией. В начале 1918 Николая заставили снять погоны полковника (его последний воинский чин), что он воспринял как тяжелое оскорбление. Привычный конвой был заменен красногвардейцами.

После победы большевиков в октябре 1917 г. судьба Романовых была предрешена. Последние три месяца жизни они провели в столице Урала городе Екатеринбурге. Здесь ссыльного государя поселили в особняке инженера Ипатьева.

Владелец дома накануне приезда поднадзорных был выселен, дом обнесен двойным дощатым забором. Условия содержания в этом "доме особого назначения" оказались значительно хуже, чем в Тобольске. Но Николай вел себя мужественно. Его твердость передавалась и домашним. Дочери царя научились стирать белье, готовить еду, печь хлеб. Комендантом дома был назначен уральский рабочий А.Д. Авдеев, но из-за сочувственного отношения к царской семье его вскоре сняли, и комендантом стал большевик Яков Юровский. "Этот тип нам все меньше нравится..." - записал Николай в своем дневнике.

Гражданская война отодвинула план судебного процесса над царем, который первоначально вынашивали большевики. Накануне падения советской власти на Урале в Москве было принято решение казнить царя и его родных. Убийство было поручено Я.М. Юровскому и его заместителю Г.П. Никулину. В помощь им выделили латышей и венгров из числа военнопленных.

Ночью 17 июля 1913 г. бывшего императора и его семью разбудили и попросили спуститься в подвал под предлогом их безопасности. "В городе неспокойно", - объяснил арестантам Юровский. Романовы вместе с прислугой спустились по лестнице. Николай нес на руках царевича Алексея. Затем в помещение вошли 11 чекистов, и Юровский объявил пленникам о том, что они приговорены к смерти. Сразу же после этого началась беспорядочная стрельба. Самого царя Я.М. Юровский застрелил из пистолета в упор. Когда отгремели залпы, оказалось, что Алексей, три великие княжны и царский врач Боткин еще живы, - их добили штыками. Трупы убитых вывезли за город, облили керосином, пытались сжечь, а затем закопали.

  

Через несколько дней после казни, 25 июля 1918 г. Екатеринбург был занят войсками Белой армии. Ее командование начало следствие по делу о цареубийстве. Сообщившие о расстреле большевистские газеты преподнесли дело так, что казнь произошла по инициативе местных органов власти без согласования с Москвой. Однако созданная белогвардейцами следственная комиссия Н.А. Соколова, проводившая расследование по горячим следам, обнаружила свидетельства, опровергающие эту версию. Позднее, в 1935, это признал Л.Д. Троцкий: "Либералы склонялись как будто к тому, что уральский исполком, отрезанный от Москвы, действовал самостоятельно. Это неверно. Постановление вынесено было в Москве". Далее бывший вождь большевиков вспоминал, что, приехав как-то в Москву, спросил у Я.М. Свердлова: "Да, а где царь? - Кончено, - ответил Свердлов, - расстрелян". Когда Троцкий уточнил: "А кто решил?", - председатель ВЦИК ответил: "Мы здесь решили. Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях".

Следователь Сергеев обнаружил на южной стороне подвальной комнаты, где погибла семья последнего императора вместе со своими слугами, строфы поэмы Гейне - "Валтасар" на немецком языке, которые в стихотворном переводе звучат так:

И прежде чем взошла заря,
Рабы зарезали царя...

Так закончил свой земной путь последний российский самодержец из династии Романовых. Расстрел семьи Николая II явился кровавым прологом новой эпохи, - уготовившей подобную участь уже миллионам людей.

Реабилитация


В июне 2009 года Генпрокуратурой РФ были реабилитированы члены семьи Романовых. В соответствии со ст. 1 и пп. «в», «е» ст. 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», Генеральной прокуратурой принято решение реабилитировать Романова Михаила Александровича, Романову Елизавету Федоровну, Романова Сергея Михайловича, Романова Иоанна Константиновича, Романова Константина Константиновича, Романова Игоря Константиновича, Романову Елену Петровну, Палея Владимира Павловича, Яковлеву Варвару, Янышеву Екатерину Петровну, Ремеза Федора Семеновича (Михайловича), Калина Ивана, Круковского, доктора Гельмерсона и Джонсона Николая Николаевича (Брайана).

Храм-на-Крови в Екатеринбурге

Храм-на-Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, был построен на месте дома инженера Ипатьева, в котором содержались под арестом и были расстреляны в ночь на 17 июля 1918 года последний российский император Николай II, его семья и четверо слуг.

Здание, в котором была расстреляна Царская семья, снесли в 1977 году.

Первое открытое моление на пустыре, оставшемся после сноса ипатьевского дома, состоялось 16 июля 1989 года.

В 1990 году здесь был установлен первый деревянный крест. 20 сентября 1990 года президиум Свердловского горсовета и исполком приняли решение об отводе земельного участка Свердловскому епархиальному управлению и разрешении установки на том месте, где ранее стоял дом Ипатьева, памятного символа. Вскоре на этом участке был построен временный храм.

Решение о возведении на месте дома Ипатьева храма-памятника было принято на заседании Священного Синода 28 декабря 1993 года. Строительство нынешнего здания храма началось в 2000 году, когда на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви был прославлен Собор новомучеников и исповедников Российских.

В 1994 году во временном храме (деревянном сооружении без стен, с куполом на опорах) была совершена первая Божественная литургия.

В сентябре 2000 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заложил в основание храма капсулу с памятной грамотой об освящении места строительства.

Здание было построено за три года. Верхний храм во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, был освящен в канун 85-летия расстрела Царской семьи — 16 июля 2003 года.

18 апреля 2010 года нижний придел святых Царственных страстотерпцев освятил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

 

   

 
Центральный престол нижнего храма освящен в честь святых Новомучеников и исповедников Российских. Рядом с алтарем находится главная святыня храма — крипта, расположенная на месте «расстрельной» комнаты. В оформлении крипты использовались кирпичи и камни фундамента, сохранившиеся от дома Ипатьева.

Ежегодно в ночь на 17 июля в Храме-на-Крови совершается Божественная литургия, по окончании богослужения от храма до Ганиной Ямы (21 км, 4-5 часов пути) следует крестный ход (в 2012 году в нем принимало участие порядка 40 000 человек).

  


Территория, прилегающая к Храму-на-Крови, получила официальное название «Святой квартал». Святой квартал включает в себя комплекс зданий храма и Патриаршего подворья.

В храмовый комплекс входит духовно-просветительский центр «Патриаршее подворье», включающий в себя храм святителя Николая Чудотворца, музей царской семьи, музей Патриаршества на Руси, концертный зал с «царским» роялем (инструмент принадлежал Царской семье и был вывезен в тобольскую ссылку), библиотека «Державная», несколько выставочных залов.

Канонизация царской семьи — прославление в лике православных святых последнего российского императора Николая II, его жены и пятерых детей, расстрелянных в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

В 1981 году были причислены к лику мучеников Русской Православной Церковью за рубежом, а в 2000 году, после продолжительных споров, вызвавших значительный резонанс в России, были канонизированы Русской Православной Церковью, и в настоящий момент почитаются ею как «Царственные страстотерпцы».

 

   


Вернуться на главную страницу